«Люди бегут, пути травой заросли»: жизнь Донецкого завода изнутри

«Люди бегут, пути травой заросли»: жизнь Донецкого завода изнутри

Жители ДНР восстали против невыплат зарплат

ДНР и ЛНР охвачены массовыми акциями протеста против систематических задержек зарплат и тяжелых условий труда. В ЛНР рабочие Алчевского металлургического комбината даже выдвинули ультиматум главе самопровозглашенной республики: либо он разбирается с ситуацией, либо подает в отставку. Людям систематически не платят зарплату с 2017 года. Как они выживают в таких условиях и на что надеются, «МК» анонимно рассказал сотрудник Донецкого металлургического завода.

Фото: Sven Teschke.

— Я работаю на Донецком металлургическом заводе (ДМЗ) еще с довоенных времен. Последние несколько лет нам платили не всю зарплату, а только ее часть. Иногда могли заплатить 10%, иногда 20% и так далее.

Летом 2020 года задолженность достигла двух месяцев, и сотрудники нашего предприятия решили обратиться в прокуратуру. Силовики сначала долго молчали, а потом переадресовали нас в суд. Причем, когда во Внешторгсервисе (ВТС, эта компания управляет всеми производственными активами ДНР) узнали, что мы начали качать права, они вообще перестали платить зарплату.  

К началу 2021 года на ДМЗ сменился владелец. Вместо ВТС пришел молочный магнат Игорь Андреев, при нем проблем с зарплатой нет, платят сколько было обещано и вовремя. Но вот о долгах ВТС нам советуют забыть.

По поводу задержек зарплат председатель профкома ДМЗ Шпундра неоднократно обращался к главе ДНР Денису Пушилину, министру промышленности Владимиру Рущаку. Заводчане обращались в различные контролирующие органы. Говорят, что по каким-то договоренностям ВТС должен ежемесячно погашать долги в размере 95 миллионов рублей.  

Недавно Рущак в интервью одному из российских СМИ заявил, что все долги перед нами уже погашены. Но это неправда. Мало того, что нам не выплачивали зарплаты и больничные, не делали отчисления в Пенсионный фонд… Даже взносы в профсоюз не переводили, хотя формально отчисления делались. Такая же ситуация с алиментами.

— В суде есть какие-то перспективы?

— В 2020 году власти ДНР полностью вывели ВТС из-под уголовной ответственности. Во-первых, в сентябре прошлого года приняли Закон об изменениях в статью 151 УК ДНР. Стало возможным освободить от уголовной ответственности за невыплату зарплат, если в течении двух месяцев со дня возбуждения уголовного дела ответчик погасит все долги по зарплатам и иным выплатам.

Но 1 июля 2020 года вступил в силу новый Гражданский Кодекс ДНР, часть 3-я статьи 61 которого говорит о том, что филиал (а ДМЗ был филиалом №1 Внешторгсервиса) не является юридическим лицом. Ответчиком филиал быть  не может, а по документам офис ВТС находится в Цхинвале. Моя знакомая ездила туда, по адресу находится гостиница, в которой о ВТС вообще никто ничего не слышал. То есть речь идет о фирме «Рога и копыта». 

И ещё встаёт вопрос о том, как судиться с юрлицом, зарегистрированным в совершенно другом государстве? И даже если бы суд принял иск к рассмотрению, то каким образом исполнительная служба ДНР взыскала бы средства с такого юрлица? Я считаю, что таким образом Внешторгсервису дали возможность украсть более 6 миллионов долларов только по Донецкому Металлургическому. Летом прошлого года заводчане стали массово обращаться в контролирующие органы, в октябре-ноябре прокуратура и Госкомтруд стали писать свои отписки, а в январе 2021 года ВТС  сбежал с нашими деньгами. 

Лично мне должны около 50 тысяч рублей. При Украине мне в месяц платили около 5 тысяч гривен, тогда это было примерно 500 долларов. До того, как из ДНР выгнали украинских олигархов, платили столько же. С приходом ВТС стали платить меньше – 10 тысяч рублей, тогда же начались задержки с выплатами. В результате теперь я за полгода зарабатываю около 600 долларов. Если раньше я себя мог считать кормильцем семьи, то теперь у меня язык не поворачивается так говорить.

— Вам как-то объясняли, почему ВТС не платит зарплату?

— Да никак не объясняли. Недавно наша пропагандистка Майя Пирогова обвинила возмущающихся в кощунстве. Вроде как идет война, надо потерпеть и так далее. Мол, в Великую Отечественную вообще денег не было, а сейчас даже пенсию платят в 5 тысяч рублей.

При этом в 2018 году у нас рабочие в ответ на невыплату зарплат отказались загружать и разгружать вагоны. ВТС сначала погасил долг, а когда история повторилась, за участниками забастовки приехали из МГБ или МВД, сказали, что это диверсия и могут быть печальные последствия, и больше никто не бастовал. Не могу утверждать или опровергнуть факт «посадки» тех рабочих, потому что достоверной информации не было. Просто рабочие об этом во время перекуров говорили. С тех пор зарплаты стали платить частями, и задерживать.

— Не понимаю, вот вы говорите, что вам систематически выплачивали 10-20% от зарплаты – это пара тысяч рублей в месяц. Цены на продукты в Донецке московские. Как вы выживали?

— Сначала свои сбережения с украинских времён тратили, потом занимали у знакомых, подработку искали… Потом люди побежали с предприятия за пределы ДНР. Перед началом отопительного сезона в 2020 году сложилась чрезвычайная ситуация. Было некому запускать одно из подразделений завода — ТЭЦ ПВС, на которую было запитано отопление городской больницы №6, прилегающих к ней домов, донецкое СИЗО. Люди увольнялись целыми бригадами и ехали на заработки в Россию, где платят в 6-8 раз больше, чем у нас.

— Почему вы не уехали из ДНР 7 лет назад?

— Я не поддерживал так называемые «события на Майдане», потому что не приемлю нацистскую идеологию в любом проявлении. После работы ходил на антимайдановские митинги в Донецке, ночевал у ОГА… После стремительного присоединения Крыма к России, мне, как и многим, поверившим в Русскую Весну, показалось, что возрождается некогда великое и могучее государство. В меру своего образования и физических сил я помогал республике в её становлении, вот и остался в Донецке.

— Как ДМЗ изменился за 7 лет войны?

— Ну как сказать… До войны работали сортовое и листовое производство… Сейчас ничего этого нет. Первого мая мы запустили доменную печь. При Украине это было бы рядовым событием. Там теперь можно производить низкопередельный чугун – это сырье. А раньше мы производили продукцию, которая пользовалась спросом по всему миру. Наш металл покупали даже в США, а сейчас мы свою продукцию только в Россию гоним.

Ну и люди бегут с предприятия. Зарплаты маленькие, перспектив нет, сортовой цех не работает, листопрокатный цех не работает. У людей большое разочарование. Молодежь уехала в Россию на заработки. Да я бы и сам уехал, если бы был моложе, но как только узнают, что мне больше пятидесяти лет, отказывают.

— Но доменная печь нормально работает?

— Работает, но говорят, что на довоенный уровень нам еще долго выходить. Но работает, и мы хотя бы этому рады. Руководство говорит, что чугун будем в Россию поставлять. Но несмотря на обещания, нет уверенности в завтрашнем дне завода. Железнодорожные пути продолжают зарастать травой, цеха стоят…

— А как обстоят дела с условиями труда? Иногда можно услышать мнение, что в ДНР и ЛНР люди на заводах чуть не в положении рабов находятся.

— Начальник цеха, в котором я работаю, во главу угла ставит соблюдение правил техники безопасности. Он считает, что если человек пришёл на работу полностью здоровым, то и уйти с работы он должен сам, а не в карете «Скорой помощи». Спасибо ему за это.

Если же сравнивать с довоенными условиями труда, то неприятные мелочи портят картину. До войны выдавали по два куска мыла в месяц, сейчас – один, и то если оно есть. До войны каждую неделю выдавали по паре брезентовых рукавиц – сейчас хорошо, если раз в месяц. Качество выдаваемой спецобуви, поставлявшейся сюда ВТСом, оставляет желать лучшего – ботинки не выдерживали установленного срока носки. Как правило, либо разваливался верх обуви, либо лопалась подошва. Теперь понятно, что сюда ВТС завозил самую дешёвую и некачественную обувь.

С отдыхом такая же ситуация. Понятно, что в связи с войной для заводчан больше нет профсоюзных путёвок ни в Крым, ни на Украину. До войны у ДМЗ был свой пансионат «Металлург». Там довольно прилично кормили отдыхающих, да и какое-никакое – но море. Понятно, что не Мармарис и не Ницца, но многие заводчане там отдыхали со своими семьями.

В одном из своих писем к власть предержащим наш заводской профсоюзный лидер указал на тот факт, что ВТС высчитывал с заводчан профсоюзные взносы, а в кассу профсоюза те деньги не поступили. Также было заявление председателя профсоюза горняков и металлургов ДНР о том, что в связи с отсутствием у профсоюза денег в этом году будут проблемы с оздоровлением трудящихся.

Ну и в остальном: отчислений в Пенсионный фонд нет, больничные не оплачиваются…

— Сейчас ЛНР на Алчевском металлургическом комбинате идут массовые протесты против невыплаты зарплат и разграбления предприятия под руководством ВТС. Местный профсоюз призывает главу республики Леонида Пасечника уйти в отставку, если он не способен повлиять на ситуацию. В ДНР что-то такое возможно?

— В ДНР протестное движение невозможно в принципе. Тут зачистили всех, кто мало-мальски мог стать реальной оппозицией. Тут даже компартию загнобили, не допустив к «выборам». Тех, кто в интернете критиковал промахи властей, председатель общественной палаты Александр Кофман открыто называет трупными червями, а по телевидению, не стесняясь и ничего не боясь, говорят о карательной психиатрии для местных обличителей.

Источник

Небольшая, но стильная квартира с классическими нотками и спальней за шторкой (46 кв. м) Инерционный рост цен продолжается. Обзор рынка недвижимости Москвы по итогам мая 2021 года