Санкции США против российского госдолга ударят по зарплатам и пенсиям

Санкции США против российского госдолга ударят по зарплатам и пенсиям

Эксперты обрисовали печальный сценарий для финансовой системы страны

Итак, свершилось: президент Джо Байден подписал указ о введении новых антироссийских санкций. В частности, США запрещают своим компаниям напрямую приобретать российские долговые обязательства. По оценкам опрошенных нами экспертов, это не сулит ничего хорошего. С высокой долей вероятности нас ждут обвал рубля, ускорение инфляции, рост потребительских цен, урезание бюджетных расходов на социальную сферу.

Фото: AP

После 14 июня финансовые учреждения США не смогут покупать гособлигации у ЦБ РФ, Минфина и Фонда национального благосостояния. На первый обывательский взгляд, нависшая над суверенным долгом РФ угроза кажется чем-то бесконечно далеким от повседневной жизни людей. В реальности между этими двумя вещами существует прямая, в данном случае – весьма драматическая взаимосвязь. Похоже, санкции неотвратимым рикошетом ударят по основной массе населения, по реальным доходам, зарплатам, пенсиям.

«Речь идет о рынке облигаций федерального займа (ОФЗ) – государственном долговом рынке, – поясняет руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. – Государству всегда нужны деньги, в частности, для пополнения бюджета. И один из способов их получить – взять в долг, выпустив в обращение ценные бумаги. ОФЗ покупают как российские банки и компании, так и иностранные, надеясь получить прибыль».

Конечно, рассуждает эксперт, нерезидентов могут заменить отечественные банки, но в этом случае резко ухудшится общий инвестиционный фон: и Минфин, и наша экономика в целом будут испытывать нехватку средств. Вырастут курсы доллара и евро, и как следствие – потребительские цены. У Минфина возникнут сложности с пополнением дефицита бюджета, что, в свою очередь, приведет к сокращению расходов на различные социальные статьи.  

«Среди нерезидентов на рынке ОФЗ преобладали американцы. Теперь государство недополучит от них финансовые ресурсы, которые пошли бы на выполнение социальных обязательств, – говорит доктор экономических наук Игорь Николаев. – А это – трансферы в Пенсионный фонд, зарплаты бюджетникам. Обещало государство проиндексировать пенсии темпами, значительно превышающими инфляцию, – теперь же это обязательство под вопросом». Впредь, по словам Николаева, недостающие госказне деньги придется занимать внутри страны, привлекать с этой целью дополнительные средства банков, а значит, обескровливать экономику с точки зрения инвестиций. Да и национальную кубышку – ФНБ – будут беречь пуще прежнего.

Для простого человека последствия санкций США проявятся прежде всего в падении курса рубля, считает заместитель руководителя ИАЦ «Альпари» Наталья Мильчакова. Вопрос заключается только в масштабах падения. Возможно, российская валюта ослабеет по отношению к доллару примерно до 78-79 рублей, к евро – до 93-94 рублей.

Разумеется, еще одним мощным последствием станет падение реальных доходов граждан, процесс которого непрерывно идет с 2015 года. Мильчакова также напоминает, что до последнего времени инвесторам из США было запрещено участвовать в первичном размещении российских евробондов, то есть, гособлигаций, номинированных в иностранных валютах. Теперь же запрет коснулся и рублевого долга. Объем этого рынка на начало апреля 2021 года составлял около 14 трлн рублей. Иностранным инвесторам (в основном из США и Великобритании) принадлежало почти 20% ОФЗ на общую сумму около 2,8 трлн рублей.

«Такого рода санкции влияют в первую очередь на курс национальной валюты. Чем они жестче и обширнее, тем слабее рубль и, соответственно, тем ниже доходы людей, дороже товары в магазинах, включая продукты питания, и тем хуже качество последних, – говорит аналитик «УНИВЕР Капитал» Сергей Дроздов. – Если нет притока денег в страну из-за рубежа, если нет инвестиций, рубль в лучшем случае стоит на месте, в худшем – безостановочно сдает свои позиции».

Источник

Юрист рассказал, кто может вселиться в квартиру без согласия собственника Премиальное жилье в Монако оказалось в четыре раза дороже московского