Слово «противогаз» лишили правового статуса

Слово «противогаз» лишили правового статуса

Игра в понятия навредит производителям и потребителям

«Взвод, «Газы!». Каждый, кому довелось послужить, знает, что делать при этой команде. Да-да, быстро надеть на голову противогаз. Но, оказывается, не все так просто. Надеть надо «противоаэрозольное, противогазовое, противоаэрозольное (комбинированное) средство индивидуальной защиты органов дыхания с изолирующей лицевой частью (маской)». Именно таким сложным названием заменили в Техрегламенте Таможенного союза привычный, известный аж с 1915 года, термин «противогаз». В последствиях этого «словотворчества» разбирался «МК».

Правового статуса в Техрегламенте Таможенного союза вместе с противогазом лишен также респиратор. В этом нормативном документе он проходит, как «противоаэрозольное, противогазовое, противоаэрозольное (комбинированное) средство индивидуальной защиты органов дыхания с изолирующей лицевой частью (полумаской) или противоаэрозольные и противоаэрозольные с дополнительной защитой от газов и паров средства индивидуальной защиты органов дыхания с фильтрующей лицевой частью – фильтрующие полумаски».

Вопрос с названиями, как это не покажется странным, вовсе не праздный. Он связан с конкурентной борьбой российских и зарубежных производителей, а также с   качеством и надежностью очень важной продукции – средств индивидуальной защиты органов дыхания, обеспечивающих безопасность труда и сохранение здоровья работников на вредных производствах. 

Итак, противогазы и респираторы есть, а по нормативным документам их, вроде как, и нет. Началась эта путаница в 2011 году, когда составители Технического регламента Таможенного союза 019/2011 «О безопасности средств индивидуальной защиты» не включили в документ понятия «противогаз» и «респиратор», как изделия в сборе. Почему они это сделали? Говорят, что они, как часто у нас бывает, «хотели как лучше». Решили максимально адаптировать регламент ЕврАзЭС к европейским стандартам.

Например, приведенное в самом начале определение – это дословный перевод европейских директив. Понятно, что в этих директивах нашего понятия «противогаз», как изделие в сборе, нет. Якобы, таким «словоугодничеством» Западу составители Техрегламента хотели облегчить поставки на экспорт нашим производителям средств индивидуальной защиты. Но вышло все наоборот. Причем зарубежные производители смогли сразу играть по своим правилам, а не по правилам тех стран, в которые они поставляют свою продукцию.

Но это еще полбеды. Куда хуже то, что, избавившись от понятий «противогаз» и «респиратор» как «изделий в сборе», составители заложили мину замедленного действия в систему обеспечения надежности средств индивидуальной защиты. Потребителям, среди которых много промышленных предприятий с различными вредными производствами, предлагается приобретать отдельные элементы – изолирующие маски, фильтры, шланги и т. п. И не все этому рады.

– Поймите, когда клиент покупает противогаз, как изделие в сборе, – рассказал «МК» представитель одного из предприятий, – в этом случае ответственность за все изделие несет его производитель. Мы, естественно, предпочитаем покупать изделия в сборе. Потому что если оно неправильно будет собрано и произойдет несчастный случай с отравлением, то несет ответственность уже начальник охраны труда…

Но прежде чем дойти до потребителя, средства индивидуальной защиты должны пройти сертификационные испытания. И тут тоже возникает правовая коллизия. Раз в Техрегламенте отсутствует понятие «противогаз/респиратор», то, соответственно, необязательно испытывать изделие в сборе, ну, или вернее, по регламенту – «противоаэрозольное, противогазовое, противоаэрозольное (комбинированное) средство индивидуальной защиты органов дыхания с изолирующей лицевой частью».

Достаточно отдельно протестировать маску, отдельно – фильтр, отдельно – шланг, если он есть. Но, как рассказали «МК» в крупной компании-производителе противогазов и респираторов, такой подход к тестированию очень сомнителен и не обеспечивает должной надежности средств защиты.

– Когда идет сертификация изделия в сборе, то оно проверяется, например, на плотность прилегания, на попадание вредных веществ в подмасочное пространство, – объяснил специалист, – когда испытываются по отдельности маски, фильтры – каждый элемент по своим параметрам, то нельзя проверить изделие «в сборе» на предмет его герметичности. Потому-то важным является испытание именно маски вместе с фильтром.

Есть еще одна проблема, порожденная исключением из нормативного документа ЕврАзЭС привычных понятий: терминологическая новация, естественно, не коснулась многих других ведомств, где используются индивидуальные средства защиты. Например, Министерство обороны или погранслужба ФСБ. Они закупают средства защиты по гособоронзаказу под тем же названием, которое предложил в 1915 году изобретатель отечественного противогаза академик Н. Зелинский.

Получается, российским производителям противогазов необходимо вести параллельно несколько делопроизводств: одно для военных потребителей и гражданской обороны, другое – для промышленности? Не рационально, согласитесь?

Ну а если надо партию изделий с маркировкой «противогазы» отправить в одну из стран Таможенного союза. Ведь на границе ее с таким названием не пропустят. Потребуют предъявить все то же «противоаэрозольное, противогазовое, противоаэрозольное (комбинированное) средство…».

О важности проблемы говорят и в профсоюзах химиков. Российский профессиональный союз работников химической промышленности говорит: «Исключение указанных изделий из Типовых норм выдачи средств индивидуальной защиты и смывающих средств ухудшит условия труда работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда». Насколько известно «МК», соответствующие письма и были направлены в Минтруд.

Итак, аргументы убедительные. Можно ли исправить ситуацию? Конечно, можно – считают российские производители средств индивидуальной защиты органов дыхания. Достаточно внести коррективы в Техрегламент. Тем более что в недрах Минтруда России проходит согласование проект Приказа «Об утверждении единых Типовых норм выдачи средств индивидуальной защиты и смывающих средств» (ЕТН).

Это как раз тот нормативный документ, который может поставить точку в затянувшемся и принесшем массу проблем споре терминов.

Так что есть шанс, что не только слова «противогаз» и «респиратор» сохранят правовой статус, но и обязательность сертификации этих изделий. Правда, если в словотворчестве при написании ЕТН победят логика и здравый смысл.

Источник

В Москве и регионах зафиксирован рекордный спрос на склады Спрос на элитное жилье в Лондоне среди россиян летом вырос на 20%