Маркетплейсы переходят на голодный паек

Маркетплейсы переходят на голодный паек

Источник: Бюллетень недвижимости

Источник фотографии

Последние пару лет было столько разговоров о цифровизации банковской сферы, в том числе и ипотечного кредитования, что названия некоторых интернет-платформ звучали чаще, чем собственно банков. Но грянувший экономический кризис обещает прошерстить этот рынок. И вскоре часть онлайн-платформ и маркетплейсов канет в лету.

МЫ РОЖДЕНЫ, ЧТОБ СКАЗКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ

Маркетплейсы решительно ворвались в обыденную жизнь россиян год-два назад. По данным компании «Сеть партнерств», к концу 2021 года уже почти 12% покупок – на 1,4 трлн руб. – россияне совершали внутри экосистем.

Похожая картина транслировалась и на сегмент финансовых онлайн-платформ. «Преимущества для банков: маркетплейс снимает географические ограничения, отсутствуют расходы на обслуживание в офисе, появляется оперативный способ наращивания активов и пассивов. Подобные решения дают готового клиента, а оплату берут за результат», – заявляли, например, эксперты «Московской биржи».

При этом банки-гиганты запустили собственные проекты, где другим игрокам продвигать свои продукты было «неуютно». Но такая дискриминация подтолкнула разработчиков находить решения, позволяющие на одной площадке размещать добрый десяток приблизительно одинаковых предложений, не ущемляя интересы игроков.

«Характеристики банковских продуктов не сводятся к той или иной процентной ставке. Различными дополнительными параметрами банки как раз и компенсируют „отставание“ по ставкам, если оно присутствует. Это и сервис, и скорость обработки заявки, и дополнительные опции, и особые условия для определенных клиентских категорий, будь то моряки загранплавания, обладатели материнского капитала или жители какого-то конкретного региона», – поясняет коммерческий директор платформы «Выберу.ру» Ярослав Баджурак.

ТВОРЯ НЕВИДАННЫЙ ПОЛЕТ

Уточним, далеко не все онлайн-ресурсы предоставляют услугу под ключ. В онлайн как самостоятельные сервисы, например, перешли многие услуги по поиску квартир. А вместе с ними и онлайн-показы продаваемого жилья.

«Если рассматривать банковские продукты шире – включая вклады, потребкредитование и другие сервисы, то в нашем филиале среди физлиц сторонниками такого подхода выступает около 35% клиентов, – констатирует управляющий филиалом Абсолют Банка в Санкт-Петербурге Мария Батталова. – Та же система быстрых платежей позволяет между банками переводить по нескольку сот тысяч рублей просто по номеру телефона. И на текущий момент нет ни одного банковского продукта, который бы не позволял удаленное взаимодействие».

Поэтому, с одной стороны, банкам достаточно трудно подсчитать, какой процент ипотечных заявок приходит к ним через онлайн именно от маркетплейсов. Зачастую все потоки учитываются скопом.

«Доля так называемого партнерского канала, например, в банке „Открытие“ составляет 65–70%. Отдельно среди партнерских заявок выделить заявки, поданные именно от маркетплейсов, сложно, так как в основном на таких цифровых платформах работают сами партнеры, – комментирует территориальный менеджер по работе с партнерами по ипотеке Северо-Западного филиала банка „Открытие“ Татьяна Хоботова. – Например, „Цифровая ипотека“ работает с застройщиками, и в банк поступают заявки от конкретного партнера, но через „Цифровую ипотеку“. Это скорее способ подачи заявок, услуга, которая оптимизирует процесс работы с заявками».

«Действительно, существенную долю в привлечении клиентов на ипотеку составляют партнеры банка, и, конечно же, среди них есть и маркетплейсы. Мы также не делим партнерский поток, во многом в силу сложности такого анализа, – вторит директор департамента по работе с партнерами „Росбанк Дом“ Павел Петров. – Ведь банки сотрудничают с маркетплейсами по нескольким направлениям – это и лидогенерация, и медийная реклама, и другие виды размещения».

ПРЕОДОЛЕТЬ ПРОСТРАНСТВО И ПРОСТОР

С другой стороны, маркетплейсы прекрасно показали себя в привлечении заявок на беззалоговые кредиты, а вот с ипотекой возникли определенные трудности. И если бы нашлась реальная статистика, цифры никого бы не впечатлили.

«Поток ипотечных клиентов с маркетплейсов по сравнению с другими каналами привлечения действительно небольшой, – признаёт руководитель направления ипотечного кредитования Райффайзенбанка Антон Красильников. – Связано это с особенностями самого продукта. Ипотека – большой кредит, с которым предстоит жить долго. Логично и правильно, что, решаясь на него, люди взвешивают все за и против. Это требует времени. Маркетплейсы же располагают к более быстрому ответу».

В общем, к концу февраля не специализирующиеся на обслуживании одного банка (вроде «ДомКлика») платформы поставляли кредиторам некоторое количество ипотечных заявок под ключ. Зато по отдельным векторам контролировали целые сектора услуг.

«Есть агрегаторы, которые привлекают агентов, а потом нам транслируют заявки. Сейчас таких игроков порядка семи в Петербурге, и через них работает 45–50% рынка, – в начале февраля рассказывала Мария Батталова. – И теперь во многом работа агентств сводится к тому, чтобы привести клиента к агрегатору. Всё остальное отследит уже сама интернет-платформа».

Кроме того, собственные платформы стали тестироваться застройщиками. Так, ПИК анонсировала запуск сервиса по онлайн-аренде и продаже жилья, «Самолет» запустил соцсеть и решил развивать кулинарный коворкинг…

ВСЁ НИЖЕ, И НИЖЕ, И НИЖЕ

Но сейчас рынок ипотеки «заштормило не по-детски», как и весь рынок жилой недвижимости.

«С 24 февраля цены реальных сделок подросли на 3–7%. Количество предложений по ликвидным небольшим квартирам на вторичном рынке снизилось на 20–30%. Это, конечно, не значит, что объекты раскупили, – рассказывает глава „Первого ипотечного агентства“ Максим Ельцов. – Многие покупатели сняли квартиры с продажи. Уходить в рубли – риск гиперинфляции…»

«По рынку недвижимости бегают те, чьи сделки рассыпались, и пытаются собрать обратно. Напомню, что некоторые банки еще держат старые программы предодобренных ипотек до конца марта – эти ипотечники тоже включились в гонку за оставшимися квартирами. Третья часть покупателей – те, кто хочет вложить рубли, оставшиеся на руках, – перечисляет управляющий агентства безопасной недвижимости „Вишня“ Сергей Вишняков. – И всё. Новых ипотек по новым заградительным ставкам в массовом порядке не будет. И если не будет запущена программа субсидирования ипотеки на вторичку, первое звено покупателей отвалится само собой».

Уточним: по версии Русипотеки, на данный момент средняя ипотечная ставка по несубсидируемым продуктам составляет 19%. Заявки единичны.

Ведь еще до повышения ключевой ставки до 20% количество обращений по несубсидированной ипотеке неуклонно снижалось. «Январь к декабрю минус 30–40%, февраль к январю еще минус 10%», – отмечает Максим Ельцов.

Соответственно и маркетплейсы сели на голодный паек. Иначе говоря, инфраструктура интернет-платформ осталась, а торговать, по большому счету, нечем. И переждать, ориентируясь на обслуживание потребкредитов, не получится. По этому продукту только в феврале выдачи упали на 15%, а в марте…

НО КАЖДЫЙ НЕРВ РЕШИМОСТЬЮ ОДЕТ

Таким образом, часть посреднических онлайн-сервисов элементарно не доживет до конца кризиса. Какой именно процент – зависит от того, сколько кризис продлится и насколько оперативно появятся льготные кредитные продукты. Далеко не обязательно, что ипотечные.

Но в перспективе онлайн-платформы всё равно займут существенную долю ипотечного рынка.

«В России нет реальных крупных ипотечных маркетплейсов, которые не привязаны к конкретному банку, есть просто крупные брокеры или технологические площадки, к которым подключаются мелкие брокеры, риэлторы, агентства недвижимости, – прогнозирует директор департамента розничных продуктов Абсолют Банка Виталий Костюкевич. – Маркетплейсы по ипотеке пока в стадии формирования. И ожидаю, что их становление произойдет в течение двух-трех лет. А в рамках пяти лет мы увидим реальную работу, но, опять же, в случае патронажа со стороны ЦБ».

Источник

Кейс компании Fullhouse: как провести 50 онлайн-сделок в загородной недвижимости Каким будет платеж по льготной и семейной ипотеке по новым условиям